Ительменский язык

Генеалогия

Генетическая принадлежность ительменского языка вызывает разногласия среди специалистов. Сторонники гипотезы дивергенции, или расхождения языков, представлены более традиционной школой (В. Г. Богораз, В. И. Иохельсон, С. Н. Стебницкий, П. Я. Скорик, О. А. Мудрак, М. Д. Фортескью, Б. Комри). По их мнению, ительменский и чукотско-корякские языки (чукотский, корякский, алюторский, керекский) восходят к одному праязыку и образуют чукотско-камчатскую языковую семью. Отличия ительменского языка от чукотско-корякских объясняются процессом дивергенции — расхождения родственных языков под интенсивным влиянием некого субстратного исчезнувшего языка. 

Вторая точка зрения сводится к гипотезе конвергенции, или схождения языков; ее сторонниками были А. П. Володин и А. С. Асиновский. Согласно этой гипотезе, ительменский является языком-изолятом и генетически не связан с чукотско-корякскими языками. При этом многочисленные сходства этих языков представляют собой результат длительных языковых контактов.

Распространение

Ительменский язык, дошедший до наших дней, в действительности является одним из трех ительменских языков, существование которых было впервые засвидетельствовано в XVIII веке исследователем Камчатки С. П. Крашенинниковым. Сохранившийся язык определяется как западный ительменский, поскольку до недавнего времени был распространен на западном побережье Камчатки в местах компактного проживания ительменов — в Тигильском районе (Тигиль, Седанка, Ковран, Хайрюзово, Усть-Хайрюзово) и Палане.

Подробнее

Языковые контакты и многоязычие

Вплоть до ХХ века группы ительменов, говоривших на разных ительменских языках, проживали на западе, севере и юге полуострова. Языковое своеобразие западного ительменского языка было обусловлено контактами с коряками, северного — с чукчами и коряками, а южного — с айнами. Южные ительмены даже занимали северные Курильские острова, где вступали в смешанные браки с айнами. При этом ительменские языки значительно различались на лексическом уровне: лишь треть лексикона имела сходства.

Особо интенсивные контакты с корякским языком были у носителей западного ительменского языка, проживавших в селах Тигиль и Седанка. Это нашло отражение в лексических заимствованиях в северном (седанкинском) диалекте: митив («завтра»), нирвуӄин («острый»), нӄитвуӄэн («сильный»), анок («весной»), мейиӈ («достаточно»). Встречается также образование плюралиса при помощи суффикса -т, сопоставимого с корякским показателем дуалиса: вэтатьлан («работник») — вэтатьлат («работники»).

Влияние чукотского языка также прослеживается в заимствованиях амеԓ'ан («потихоньку, скрытно»), ӄун («вдруг, внезапно»), пто («обильно, как следует»). Примечательно, что одна сказительница-ительменка употребляла в рассказе чукотское слово талятал для обозначения силӄсилӄ («толкуши», традиционного кушанья ительменов), объяснив это тем, что заучила сказку от матери слово в слово. Заимствования из айнского языка в современном западном ительменском единичны: урилвич («баклан»), марэк («крюк на конце копья»). Вероятно, их было присутсвие было бы более значительным в вымершем южном ительменском.

Ассимилятивные процессы под влиянием русскоязычного населения затронули ительменский язык как на уровне лексики, так и грамматики. Прилагательные, заимствованные из русского языка, проникли в ительменский язык в мужском роде (бравой — «хороший»). При согласовании определения (свэзой — «свежий») с определяемым словом (эньч — «рыба») в инструменталисе прилагательное оформляется ительменским показателем -ԓ, а существительное — русским: сwэзим эньчэԓ («свежей рыбой»). Из русского языка был также заимствован показатель сравнительной степени прилагательных -цэйэ/-цэй (ср. русское «ловчее»). С его помощью от ительменской основы образуется сравнительная форма прилагательного: тхунӄ («темный») — тхунӄцэйэ («темнее»); плах («большой») — плахцэй («больше»). 
 

Функционирование языка

В 2000 г. ительменский язык был наделен статусом языка коренного малочисленного народа Российской Федерации.

В 1932–1933 годах студенты-ительмены из Хабаровского техникума народов Севера под руководством Е. П. Орловой составили алфавит ительменского языка на базе латинской графики. Они использовали символы Единого северного алфавита и дополнительную диакритику: надстрочные (Ģ ģ) и подстрочные (B̦ ʙ̦, Ç ç, Ŋ ŋ) знаки.

В 1935 году президиум постановил перевести письменность северных народов на кириллицу. Однако деятельность по созданию кириллической письменности для ительменского языка была развернута только спустя 50 лет.

Действующий ительменский алфавит на основе кириллицы был утвержден Министерством просвещения РСФСР в 1988 году. Его разработкой занималась этническая ительменка, методист К. Н. Хайломова, совместно с лингвистом А. П. Володиным. В том же 1988 году был издан первый кириллический ительменский букварь.

За счет некогда широкого распространения южный (напанский) диалект представляет собой своего рода литературную норму ительменского языка. Однако последние носители ительменского языка были преимущественно носителями северного (седанкинского) диалекта.

Динамика развития языковой ситуации

В сравнении с другими языками коренных народов России ассимиляция и угасание ительменского языка протекали более стремительно на всех этапах контактов с русским населением. Вероятно, причиной тому был образ жизни ительменов-рыбаков, которые, в отличие от своих соседей-оленеводов — коряков и эвенов, — не кочевали и жили оседло. Другим фактором влияния русского языка стало то, что ительмены приняли крещение и отказались от исконных имен в пользу православных, тогда как коряки сохранили свои традиционные имена.

В конце XIX века, когда среди представителей других коренных народов нередко можно было встретить монолингвов, не знавших русского и владевших только этническим языком, всего 42% ительменов (1 175 человек из 2 779) признали в качестве родного языка ительменский. Уже в 1901 году посетивший ительменов выдающийся северовед, исследователь чукотско-камчатских языков В. Г. Богораз дал пессимистичную оценку состояния ительменского языка: «Язык утратил многие числительные, некоторые местоимения и значительное количество существительных и прилагательных, заменив их русскими терминами. Последние не адаптированы в соответствии с камчадальской морфологией, но остаются неизменными».

В течение ХХ века языковой сдвиг в ительменском сообществе продолжал прогрессировать в силу причин, общих для всех коренных малочисленных народов. Советизация значительно повлияла на искоренение анимистических верований и угасание традиционно-бытовой культуры ительменов. Послевоенные укрупнения поселков и принудительное переселение ительменов из традиционных мест компактного проживания воспринимаются ительменами как трагедия целого поколения. Переселение в поселки с преобладающим русским населением пагубно повлияло на сохранность ительменского языка. Систематическое преподавание ительменского языка в советское время не велось. Напротив, ительмены, воспитанные в интернатах, испытали на себе дискриминационные практики запрета родного языка. Зачастую и сами родители сознательно отказывались от передачи этнического языка детям, понимая внесистемное положение национального языка.

На сегодняшний день ительменский язык стоит на пороге исчезновения. Общая величина этнической группы составляет 3193 человека, из них 2361 ительмен проживает в Камчатском крае и 600 — в Магаданской области. В 2010 году в ходе Всероссийской переписи населения было зафиксировано, что число говорящих на ительменском языке — 82 человека. Однако эта оценка не соответствует действительности. В полной мере ительменским языком владеет одна женщина в селе Тигиль. Несколько ительменов в селе Ковран 1960-х годов рождения имеют фрагментарные знания. Кроме того, определенным уровнем знания языка обладают ительмены, посещающие курсы по изучению ительменского языка под руководством языкового активиста неоносителя В. В. Рыжкова.

Структура языка

Фонетика

Подробнее

Морфология

Подробнее

Синтаксис

Подробнее

Лексика

Подробнее

Исследование языка

Первая фиксация лексики трех ительменских языков была отражена в 200-словниках, записанных в экспедиции Иосифа Биллингса в 1791 году. Слова на трех ительменских языках также вошли в словарь, составленный Бенедиктом Дыбовски в 1870-х годах. Первые записи ительменских текстов были сделаны на западном ительменском В. И. Иохельсоном в 1910–1911 годах, в тот период ассимиляция северных и южных ительмен достигла кульминации. Наиболее полное системное описание ительменского языка было осуществлено А. П. Володиным на основе южного (напанского) диалекта. Описанием фонетики ительменского языка и сопоставительным исследованием фонетики чукотско-камчатских языков занимался А. С. Асиновский.

Специалисты

Джонатан Дэвид Бобалик
(Массачусетс, США)

Джонатан Бобалик является автором ряда работ по глагольному согласованию, антипассиву и гармонии гласных в ительменском языке. Принимал активное участие в разработке полного ительменско-русского словаря и его электронной версии для мобильных устройств.

Чикако Оно
(Чиба, Япония)

Чикако Оно принимала активное участие в разработке полного ительменско-русского словаря и его электронной версии для мобильных устройств. Является составителем сборника фольклорных и нарративных текстов на ительменском языке, записанных от жителей села Седанка.

Научные центры

Институт языкознания РАН

Проект Лаборатории исследования и сохранения малых языков ориентирован на изучение грамматики ительменского языка. Исследовательская группа занимается также созданием первого аннотированного корпуса ительменского языка.

Основные публикации

Грамматики и грамматические очерки

Bogoras W. Chukchee // Handbook of American Indian Languages / Ed. by F. Boas. Washington, 1922.
Стебницкий С. Н. Ительменский (камчадальский) язык // Языки и письменность народов Севера. Л., 1934. Ч. III.
Молл Т. А. Очерк фонетики и морфологии седанкинского диалекта ительменского языка // Ученые записки Ленинградского государственного педагогического института им. А. И. Герцена. 1960. Т. 167.
Worth D. S. La place du kamchadal parmi les langues soi-disant paléosibériennes // Orbis. 1962. T. XI. No 2.
Володин А. П., Жукова А. Н. Ительменский язык // Языки народов СССР. Т. V. Л., 1968.
Володин А. П. Ительменский язык. Л., 1976.
Володин А. П. Ительменский язык // Языки мира. Палеоазиатские языки. М., 1997. С. 60—71.
Georg R.-S. Volodin A. P. Die itelmenische Sprache. Wiesbaden: Harrassowitz, 1999.

Словари

Radliński I. Słowniki narzeczy ludów kamczackich // Rozprawe Wydziału filologicznego Akademii Umiejętności w Krakowie. XVI—XVIII. 1891—1894.
Володин А. П., Халоймова К. Н. Словарь ительменско-русский и русско-ительменский. Ок. 4000 слов. Л., 1989.
Дыбовски Б. Словарь ительменского языка. Słownik języka kamchadałów. Ze zbiórów Profesora Benedykta Dybowskiego. Warszawa, 1998.
Kurebito T., Kurebito M., Nagayama Y., Ono C., Yazu M. (Kurebito M. ed.) Comparative Basic Vocabulary of the Chukchee-Kamchatkan Language Family: 1. (ELPR Publications Series A2-011) Kyoto, 2001.

Публикации текстов

Орлова Е. П. Ительменские сказки. // Языки и письменность народов Севера. Ч. III. Л., 1934.

Kamchadal Texts Collected by W. Jochelson / Ed. by D. S. Worth. Los Angeles, 1961.

Гуторова Т. Е. Эльвэль: Ительменская легенда. Петропавловск-Камчатский: РИО КОТ, 1995. 48 с.

Эсхԓэныʼн əмӈэʼл и ланоʼн. Ительменские сказки и рассказы из Седанки Оседлой. Сост. Ч. Оно. Саппоро, 2020. 125 с.

Работы по этнологии

Володин А. П. Ительменский язык // Красная книга народов России: Энциклопедический словарь-справочник. М., 1994а. С. 22—29.
Володин А. П. Ительменско-русские связи // Контактологический энциклопедический словарь-справочник. Вып. 1 Северный регион. М., 1994б. С. 85—93.
Володин А. П. Ительмены. СПб., 1995 (2-е изд. — 2002).
Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки. М.; Л., 1949.
Старкова Н. К. Ительмены. Материальная культура XVIII — 60-е годы XX века. М., 1976.
Тюшов В. Н. По западному берегу Камчатки // Записи РГО по общей географии. 1906. Т. 37. № 2.
Kasten E. Lahsfang und Bärentanz. Die Itelmenen 250 Jahre nach ihrer Beschreibung durch Georg Wilhelw Steller. Bonn, 1996.
Steller G. W. Beschreibung von dem Lande Kamchatka, dessen Einwohnern, deren Sitten, Namen, Leensart und verschiedenen Gewohnheiten, herausgegeben von J. B. S. (Cherer). Frankfurt; Leipzig, 1774 (neudruck hrsg von E. Kasten und M. Dürr — Bonn, 1996).

Ресурсы

Корпуса и коллекции текстов

Аннотированный корпус ительменского языка

Другие электронные ресурсы

Digital Humanities of the North

Над проектом по сохранению ительменского наследия работали Михаэль Дюрр и Эрих Кастен. На сайте проекта доступны восемь видеозаписей ительменской речи, аудиословарь, содержащих около 550 записей, историко-этнографическое учебное пособие по ительменскому языку, методические рекомендации для учителей ительменского языка, разработанные К. Н. Халоймовой. 

Ительменский аудио-визуальный словарь

Сайт является результатом многолетней совместной работы носителей традиционных знаний и языка, лингвистов и антропологов. Сайт предлагает доступ к всеобъемлющему лексикону ительменского языка на основе всех известных источников. Аудио-видео словарь представляет собой в основном работу российского лингвиста проф. А. П. Володина (1935-2017) из Института лингвистических исследований РАН, отредактированную главным образом Чикако Оно.

Словарь составлен на основе картотеки А. П. Володина, состоящей из 12,281 карточек, которые содержат 4,400 различных заглавных слов, и картотеки ительменского этнографа Н. К. Старковой, состоящей из 11,618 карточек с ительменско-русскими и русско-ительменскими переводами. Картотекa Володина также включала 38 карточек, собранных советским этнографом Е. П. Орловой, содержащих около 40 слов на каждой карточке. К тому же в словарь вошли языковые материалы, собранные в разные годы антропологами, лингвистами и другими учеными, включая материал, собранный за последние три десятилетия Дж. Бобаликом, Э. Кастeном, Ч. Оно и другими, а также самые ранние списки слов и заметки, собранные в 18-ом и 19-ом столетиях С. П. Крашенинниковым, Г. В. Стеллером, Б. Дыбовским, В. Н. Тюшовым. Где было возможно, также была включена лексическая информация из методических материалов Володина и Халоймовой (2001), Халоймовой и др. (2012).

Данные предоставлены

Кариной Шейфер (м.н.с. Лаборатории исследования и сохранения малых языков Института языкознания РАН)

Фотографии

Текст на ительменском языке, записанный В. И. Иохельсоном

Текст на ительменском языке, записанный А. П. Володиным