Русский жестовый язык

Краткая информация

Носители РЖЯ проживают во всех субъектах Российской Федерации и ряде стран – бывших республик Советского Союза (Украина, Беларусь, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Молдова). Небольшое число носителей РЖЯ – эмигрантов или детей эмигрантов из России – проживает также в Германии, США и Израиле.

В случае жестовых языков этнической группой, т.е. общностью людей, объединенных определенным языком, культурой и самосознанием, и по этим признакам противопоставляющих себя окружающим группам, условно можно считать людей с врожденными дефектами слуха и тех, которые потеряли слух полностью или частично в раннем возрасте. 

Информация о численности носителей РЖЯ на территории РФ существенно отличается в разных источниках. По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. (первой переписи, в которой учитывался РЖЯ) она составляет 120 528 чел., по данным сайта [Ethonolugue] (где оценка численности основывается на том, что люди с врожденной глухотой в среднем составляют около 0,1% от общей численности населения) – около 144 000 чел., а по данным  Всероссийского общества глухих – более 300 тыс. чел. (см. [Проблемы глухих … 2014]).

Информация о численности носителей РЖЯ за пределами РФ отсутствует. По оценкам сайта [Ethonolugue], общее количество носителей РЖЯ в мире составляет около 148 700 чел.

РЖЯ существует в виде многочисленных локальных вариантов, различия между которыми не препятствуют взаимопониманию носителей.

Автоэтноним: жест жест (глоссы жестов традиционно обозначаются малыми прописными буквами; исполнение жеста см., например: https://www.spreadthesign.com/ru.ru/word/624/zhestovyi-iazyk/0/?q=%D0%B6%D0%B5%D1%81%D1%82). 

Экзоэтнонимы: русский жестовый язык (официальное название на русском звуковом языке), жесты (неофициальное название, используемое многими носителями РЖЯ в речи на русском звуковом языке).

Генеалогия

Согласно распространенной точке зрения, РЖЯ относится к семье французского жестового языка, куда также входят американский, фламандский, квебекский, ирландский, бразильский жестовые языки и северный диалект нидерландского жестового языка [Zeshan 2013]. Однако термин «языковая семья» является по отношению к жестовым языкам достаточно условным, поскольку сравнительно-исторический метод в том его виде, в котором он разработан для исследования звуковых языков, мало применим для жестовых (например, в жестовых языках пока не обнаружено аналога регулярным фонетическим соответствиям).  Поэтому при употреблении терминов «языковая семья», «родство» речь обычно идет об исторических связях тех или иных национальных жестовых языков, а вопрос о том, можно ли считать эти связи родственными в том смысле слова, в котором оно используется применительно к звуковым языкам, остается открытым.

История многих жестовых языков связана с созданием специальных учебных заведений для глухих. При этом система обучения глухих нередко импортировалась из другой страны, а вместе с ней мог импортироваться в разном объеме и используемый в обучении глухих жестовый язык.  Жестовым языком, оказавшим большое влияние на возникновение и развитие других национальных жестовых языков, особенно в Европе и Северной Америке, был французский (LSF) [Woll et al. 2004: 29]. Он сыграл свою роль и в развитии РЖЯ, по крайней мере, в формировании его лексического состава. РЖЯ как относительно стандартизированная, общепринятая для некоторого коллектива носителей система коммуникации начал формироваться в начале XIX века, когда в России стали открываться специализированные учебные заведения для глухих. В основе обучения в них лежал французский мимический метод - метод обучения глухих, разработанный одним из основоположников сурдопедагогики – Шарлем-Мишелем де л’Эпе. Главный принцип метода заключается в использовании жестового языка в качестве основного средства общения и обучения. Первые учителя проходили подготовку во Франции.

Не все исследователи разделяют точку зрения о принадлежности РЖЯ к семье французского жестового языка. Например, по мнению Дж. Бикфорда, утверждения о генетическом родстве РЖЯ с французским языком нельзя считать доказанными, поскольку отсутствуют однозначные свидетельства того, что первые учителя глухих, приглашенные в Россию из Франции, владели французским жестовым языком, не подтверждается это родство и лексикостатистическими данными [Bickford 2005: 13–14].

РЖЯ распространен на территории всех субъектов Российской Федерации. Основными центрами его функционирования являются специализированные учебные заведения для людей с нарушениями слуха, которые имеются практически в каждом крупном городе, а также региональные отделения Всероссийского общества глухих (ВОГ), спортивные клубы, театральные студии и т. п.

РЖЯ распространен также в ряде стран – бывших республик Советского Союза: Украине, Беларуси, Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Молдове, Эстонии. Небольшое число носителей РЖЯ проживают в США, Германии, Израиле – это эмигранты или дети эмигрантов последних десятилетий из России.

Языковые контакты и многоязычие

Подавляющее большинство носителей РЖЯ являются билингвами – помимо РЖЯ они владеют в той или иной степени окружающим звуковым языком в его устной и/или письменной формах.

Численность слышащих носителей РЖЯ относительно невелика, однако точные данные о ней отсутствуют. В основном это слышащие дети глухих родителей (они обычно обозначаются аббревиатурой CODA – Child of Deaf Adult), первым родным языком для которых является жестовый язык, преподаватели, работающие с глухими, переводчики и исследователи РЖЯ. 

Функционирование языка

В Российской Федерации РЖЯ имеет официальный статус с 2012 г. Согласно поправке к статье 14 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» № 181-ФЗ от 24.11.1995, он признается «языком общения при наличии нарушений слуха и (или) речи, в том числе в сферах устного использования государственного языка Российской Федерации».

За пределами Российской Федерации официальный статус у РЖЯ отсутствует.

Письменность у РЖЯ отсутствует. Носители РЖЯ пользуются письменной формой окружающего звукового языка.

Литературная норма у РЖЯ отсутствует. При общении носители разных локальных вариантов РЖЯ без труда понимают друг друга.

Динамика развития языковой ситуации

По свидетельству самих носителей языка, уровень владения жестовым языком у молодых людей по сравнению со старшим поколением заметно выше. 

В случае РЖЯ языковая ситуация в последние десятилетия стремительно меняется. Причина этого – и в получении языком официального статуса, и в происходящих изменениях в отношении носителей к своему языку как к полноценной системе коммуникации, характерных в первую очередь для молодого поколения, и в активно развивающихся в последние десятилетия лингвистических исследованиях РЖЯ, которые тоже способствуют взгляду на него самих носителей как на полноценный язык, и в более активном использовании РЖЯ в образовании. Однако в первую очередь причина происходящих изменений – в неизмеримо возросших, за счет развития современных средств связи, интернета и социальных сетей, возможностях и объеме общения на жестовом языке. С другой стороны, по свидетельствам педагогов, работающих с глухими, у молодых глухих по этой же причине падает уровень владения письменным русским языком.  

В случае жестовых языков этнической группой, т.е. общностью людей, объединенных определенным языком, культурой и самосознанием, и по этим признакам противопоставляющих себя окружающим группам, условно можно считать людей с врожденными дефектами слуха и тех, которые потеряли слух полностью или частично в раннем возрасте. В Российской Федерации в разные периоды ее численность остается примерно на одном и том же уровне. 

Численность людей, считающих РЖЯ родным в разные периоды остается примерно на одном и том же уровне. 

Численность носителей РЖЯ разные периоды остается примерно на одном и том же уровне. 

Передача РЖЯ детям в семье сохраняется. Однако следует иметь в виду, что в случае жестовых языков сообществ глухих, к которым относится и РЖЯ, передача языка в семье не норма, а исключение.  Из детей с врожденной глухотой менее 10% рождаются в семьях глухих родителей [Brentari 2010: 5] (а по другим оценкам – даже менее 5%, см. [Mitchell, Karchmer 2004]). Поэтому усвоение жестового языка обычно происходит не в семье, а в специализированных детских садах, школах или обществах глухих (клубах, церковных организациях, театральных коллективах и т. п.). 

Отношение к жестовому языку у разных поколений говорящих различается. Для молодого поколения свойственно отношение к нему как к полноценной системе коммуникации.  У пожилых носителей РЖЯ, как следствие распространенных долгое время в России сурдопедагогических подходов к обучению глухих, до сих пор часто встречается отношение к РЖЯ как к «неграмотному» варианту жестовой речи по сравнению с так называемым «грамотным» – калькирующей жестовой речью (КЖР), представляющей собой передачу при помощи жестов русского звукового языка.

Структура языка

Фонетика

Подробнее

Морфология

Подробнее

Синтаксис

Подробнее

Лексика

Подробнее

Исследование языка

Первые сведения об РЖЯ относятся к первой половине 19 в. В 1835 г. вышла в свет книга воспитателя, а впоследствии директора Санкт-Петербургского училища глухонемых В.И. Флери «Глухонемые, рассматриваемые в отношении к их состоянию и к способностям образования, самым свойственным их природе» [Флери 1835]. В ней среди прочего рассматривались некоторые особенности РЖЯ, в частности, его сходство с французским жестовым языком, и приводилось описание примерно 500 жестов. В 1872 г. вышел сборник молитв, составленный законоучителем Санкт-Петербургского училища глухонемых протоиереем Александром Братолюбовым [Братолюбов 1872], в котором содержалось описание более 450 жестов и отмечались некоторые особенности грамматики РЖЯ. 

К началу XX в., вследствие решений так называемого Миланского конгресса, РЖЯ был практически полностью вытеснен из учебных заведений для глухих, не изучался и не признавался полноценным языком. Однако после октябрьского переворота 1917 г. интерес к жестовому языку, связанный с необходимостью вовлечения глухих в общественно-политическую жизнь страны, стал расти. Начались поиски возможностей применения жестового языка в обучении глухих устной речи. В 1930 г. на Всероссийской конференции учителей глухих в Москве с резкой критикой «чистого устного метода» выступил Л. С. Выготский. Для улучшения воспитания глухих детей, по его мнению, необходимо было максимально использовать все виды речи, доступные для неслышащего ребенка, в том числе и «мимическую речь». В научной литературе стали появляться работы сурдопедагогов и работы по изучению психологии глухого ребенка, в той или иной степени затрагивающие различные лингвистические аспекты РЖЯ: его происхождение, развитие, морфологию, синтаксис, свойства жеста и т. д. 

Начало следующего периода в истории исследований РЖЯ связано с именем выдающегося сурдопедагога Г. Л. Зайцевой. В своих работах Г.Л. Зайцева первая заговорила о РЖЯ как о самостоятельной полноценной системе коммуникации, не уступающей по своим свойствам звуковому языку. Работы Зайцевой послужили своеобразным толчком к последующему развитию лингвистических исследований РЖЯ. В 1992 г. появился краткий обзорный очерк РЖЯ, написанный профессиональным лингвистом – Ленор Гренобль [Grenoble 1988], проводившей в 1988 г. полевые исследования РЖЯ в Москве и Санкт-Петербурге. С начала 2000-х годов изучением РЖЯ активно занимается ученица Г. Л. Зайцевой А. А. Комарова, в 2006 г. ею в соавторстве с глухим носителем РЖЯ Т. П. Давиденко был опубликован очерк по лингвистике РЖЯ [Давиденко, Комарова 2006]. Со второй половины 2000-х годов  ведется активное и систематическое изучение РЖЯ профессиональными лингвистами. В 2004–2015 гг. появляется целый ряд работ студентов Московского государственного университета им. Ломоносова (МГУ) и Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), выполненных под руководством проф. А. А. Кибрика и посвященных лингвистическим исследованиям РЖЯ. В 2009 г. в МГУ была защищена первая диссертация [Прозорова 2009], посвященная лингвистическому анализу РЖЯ. Чуть позже вторым центром изучения РЖЯ стал Новосибирский государственный технический университет (НГТУ), где группой студентов и аспирантов под руководством С. И. Бурковой был создан первый онлайн корпус русского жестового языка, первый русскоязычный учебник по лингвистике жестовых языков [Буркова, Киммельман 2019] и проводятся исследования, посвященные различным лингвистическим аспектам РЖЯ. В последние несколько лет исследования РЖЯ активно ведутся студентами и аспирантами Школы лингвистики Национального активно исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ВШЭ). Несколько исследователей РЖЯ также работают в Нидерландах, Норвегии, Германии, Великобритании и США.

Специалисты

Комарова Анна Анатольевна

((МГУ, МГЛУ, Центр образования глухих и жестового языка ми. Г.Л. Зайцевой))

Автор нескольких десятков печатных работ о жизни и культуре глухих, переводческой деятельности и жестовому языку. Научный руководитель ряда студенческих работ по РЖЯ. Член Совета всемирной Ассоциации переводчиков жестового языка, член Совета Объединения переводчиков жестового языка РФ.


Кибрик Андрей Александрович

((МГУ, Институт языкознания РАН))

Инициатор систематических исследований РЖЯ профессиональными лингвистами. Научный руководитель ряда студенческих работ и первой диссертации по РЖЯ.  Автор и соавтор ряда статей, посвященных РЖЯ, в частности, его дискурсивной структуре.


Светлана Игоревна Буркова

((Новосибирский государственный технический университет))

Автор и соавтор ряда статей, посвященных различным лингвистическим аспектам РЖЯ. Руководитель проекта «Корпусное исследование морфосинтаксиса и лексики русского жестового языка (грант РФФИ № 12-06-00231-а). Инициатор и руководитель проекта по созданию онлайн-корпуса РЖЯ. Инициатор создания и один из авторов первого русскоязычного учебника по лингвистике жестовых языков. Научный руководитель ряда студенческих работ по РЖЯ, а также диссертации, посвященной грамматической семантике РЖЯ.


Вадим Игоревич Киммельман

((университет Бергена, Норвегия))

Автор и соавтор ряда статей, посвященных различным лингвистическим аспектам РЖЯ. Автор диссертации, посвященной информационной структуре в РЖЯ и нидерландском жестовом языке. Участник проекта «Корпусное исследование морфосинтаксиса и лексики русского жестового языка (грант РФФИ № 12-06-00231-а). Участник проекта по созданию онлайн-корпуса РЖЯ.  Один из авторов первого русскоязычного учебника по лингвистике жестовых языков. Научный руководитель ряда студенческих работ по РЖЯ.


Елизавета Владимировна Филимонова

Автор ряда статей по морфологии и грамматической семантике РЖЯ. Автор диссертации, посвященной средствам выражения аспектуальности в РЖЯ. Участник проекта «Корпусное исследование морфосинтаксиса и лексики русского жестового языка (грант РФФИ № 12-06-00231-а). Участник проекта по созданию онлайн-корпуса РЖЯ.  Один из авторов первого русскоязычного учебника по лингвистике жестовых языков.


Автор ряда статей, посвященных лексике РЖЯ, и диссертации, посвященной анализу признаковых полей в РЖЯ в типологической перспективе.  Один из авторов первого русскоязычного учебника по лингвистике жестовых языков.


Анастасия Александровна Бауэр

((Институт славистики Кёльнского университета, Германия))

Автор ряда статей по жестовой лингвистике. Руководитель проекта «Корпусное исследование артикуляции и дактиля в РЖЯ: описание и значение для кросс-модального контакта» (грант немецкого научно-исследовательского сообщества BA 4311/1-1).


Научные центры

Отделение теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

Лингвистические исследования РЖЯ


Факультет гуманитарного образования Новосибирского государственного технического университета

Лингвистические исследования РЖЯ


Школа лингвистики факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Лингвистические исследования РЖЯ


Факультет английского языка Московского государственного лингвистического университета

Лингвистические исследования РЖЯ


Центр образования глухих и жестового языка им. Г. Л. Зайцевой (Москва)

Лингвистические исследования РЖЯ


Основные публикации

Грамматики и грамматические очерки

Grenoble L. An overview of Russian Sign Language // Sign Language Studies. 1992. Vol. 21/77. Pp. 321–338.

Давиденко, Комарова 2006a – Давиденко Т. П., Комарова А. А. Краткий очерк по лингвистике РЖЯ // А. А. Комарова (сост.), Современные аспекты жестового языка. М.: ВОГ, 2006. С. 146–161.

Введение в лингвистику жестовых языков. Русский жестовый язык: учебник / ред. С. И. Буркова и В. И. Киммельман. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2019.

Словари

Гейльман И. Ф. Специфические средства общения глухих (дактилология и мимика). Язык жестов: Учебное пособие (словарь) в 5 частях. Л.: ЛВЦ ВОГ, 1975.

Жесты: Словарь-справочник. М.: «Загрей», 1995. 

Фрадкина Р. Н. Говорящие руки. Тематический словарь жестового языка глухих России. М.: МосгорВОГ, 2001.

Базоев В. З., Гаврилова Г. Н. , Егорова И. А. , Ежова В. В. , Давиденко Т. П. , Чаушьян Н. А. Словарь русского жестового языка. М.: «Флинта», 2009 г.

Ватага С. Краткий словарь русского жестового языка. М.: Инфра-М, 2019. 

Словарь русского жестового языка для детей «Радуга» / автор идеи: Г. Алхимов; фотограф К. Колпакова; художник А. Галеева. Волгоград: Принт-Терра-Дизайн, 2019.

Избранные работы по отдельным аспектам грамматики

Бауэр А. Артикуляция слов в русском жестовом языке (РЖЯ) // S. Kempgen, M. Wingender & L. Udolph (Hrsg.): Deutsche Beiträge zum 16. Internationalen Slavistenkongress, Belgrad 2018. Wiesbaden: Harrassowitz, 2018. Pp. 35–46.

Бородулина Д. А. Средства выражения императива в русском жестовом языке // Русский жестовый язык: Первая лингвистическая конференция: Сборник статей / Под ред. О. В. Федоровой. М.: Буки Веди, 2012. С. 14–49.

Буркова С. И. Условные конструкции в русском жестовом языке // Русский жестовый язык: Первая лингвистическая конференция: Сборник статей / Под ред. О. В. Федоровой. М.: Буки Веди, 2012. С. 50–81.

Буркова С. И. Онлайн-корпус русского жестового языка // Труды международной конференции «Корпусная лингвистика – 2015». СПб.: С.-Петербургский университет, 2015. С. 137–145.

Буркова С. И. Способы выражения именной множественности в русском жестовом языке // Сибирский филологический журнал. 2015. № 2. С. 174–184.

Буркова С. И. Русский жестовый язык: Общие сведения. [Электронный ресурс] / Корпус русского жестового языка. Русский жестовый язык / С. И. Буркова, руководитель проекта. Новосибирск, 2012–2015. URL: http://rsl.nstu.ru/site/signlang. Загл. с экрана.

Буркова С. И., Варинова О. А. К вопросу о территориальном и социальном варьировании русского жестового языка // Русский жестовый язык: Первая лингвистическая конференция: Сборник статей / Под ред. О. В. Федоровой. М.: Буки Веди, 2012. С. 127–143.

Буркова С. И, Филимонова Е. В. Средства выражения экспериенциального значения в русском жестовом языке // Вестник НГУ: Серия: История, филология. Том 13. Вып. 2. Филология. Новосибирск, 2014. С. 77–83.

Буркова С. И., Филимонова Е.В. Редупликация в русском жестовом языке // Русский язык в научном освещении. М., 2014. № 28 (2). С. 202–258.

Зайцева Г. Л. Выражение пространственных отношений в мимико-жестикуляторной речи глухих: Автореф. дисс. канд. пед. наук. М.: АПН СССР. НИИ дефектологии, 1969.

Зайцева Г. Л. Дактилология. Жестовая речь. М.: Просвещение, 1991. 

Зайцева Г. Л. Инфлексия как средство смыслообразования в разговорном жестовом языке глухих // Экспериментальные методы в психолингвистике. М., 1987.

Зайцева Г. Л., Фрумкина Р. М. Психолингвистические аспекты изучения жестового языка // Дефектология. 1981. № 1.

Кибрик А. А. О важности лингвистического изучения русского жестового языка // Русский жестовый язык: Первая лингвистическая конференция: Сборник статей / Под ред. О. В. Федоровой. М.: Буки Веди, 2012. С. 5–13. 

Кюсева М. В. Жесты формы и размера в русском жестовом языке // Рема. 2017. № 1. С. 41–60.

Кюсева М. В. Физические свойства в русском жестовом языке в типологическом освещении: Дисс. канд. филол. н. М.: Ин-т языкознания РАН, 2019.

Кюсева М. В., Киммельман В. И. Метафоры в жестовых языках: глаголы эмоций и ментальной сферы в русском жестовом языке // Вопросы языкознания. 2019. № 5. С. 120–134.   

Прозорова Е. В. Российский жестовый язык как предмет лингвистического исследования // Вопросы языкознания, № 1, 2007. – С. 44–61.

Прозорова Е. В. Маркеры локальной структуры дискурса в русском жестовом языке: Дисс.канд. филол. наук. М.: МГУ, 2009. 

Прозорова Е. В., Кибрик А. А. Сопоставление процесса референции в звучащих и жестовых языках // Современные аспекты жестового языка / сост. А. А. Комарова. М., 2006. С. 162–179.

Филимонова Е. В. Функционально-семантическая категория аспектуальности в русском жестовом языке: Дисс.канд. филол. наук. М.: МГУ, 2016.

Bauer A. How words meet signs: A corpus-based study on variation of mouthing in Russian Sign Language // A. Bauer, D. Bunčić (eds.), Linguistische Beiträge zur Slavistik. Frankfurt am Main: Peter Lang, 2018. P. 9–35.

Khristoforova E, Kimmelman V. Corpus-based investigation of quotation in Russian Sign Language // Computational Linguistics and Intellectual Technologies: Papers from the Annual International Conference “Dialogue 2018”. Vol. 17. Moscow: RSUH, 2018. Pp. 294–305.

Kibrik A., Prozorova E. Referential choice in signed and spoken languages // Proceedings of 6th Discourse Anaphora and Anaphor Resolution Colloquium. 2007. Pp. 41–46.

Kimmelman V. Parts of speech in Russian Sign Language: the role of iconicity and economy // Sign Language & Linguistics. 2009. Vol. 12(2). Pp. 161–186.

Kimmelman V. Word Order in Russian Sign Language // Sign Language Studies. 2012. Vol. 12(3). Pp. 414–445.  

Kimmelman V. Information Structure in Russian Sign Language and Sign Language of the Netherlands. PhD dissertation. University of Amsterdam, 2014.

Kimmelman V. Quantifiers in Russian Sign Language // E.L. Keenan & D. Paperno (eds.), Handbook of Quantifiers in Natural Languages. Vol. 2. 2017. Pp. 803–855.

Kimmelman V., Kyuseva M., Lomakina Y., Perova D. On the notion of metaphor in sign languages: some observations based on Russian Sign Language // Sign Language & Linguistics. 2017. Vol. 20(2).

Работы по социолингвистике

Современные аспекты жестового языка: Сборник статей / А. А. Комарова (сост.). М., 2006. 

Лингвистические права глухих: государственная поддержка изучения и применения жестового языка: материалы международной конференции / А. А. Комарова, Н. А. Чаушьян (сост.). М., 2008.

Комарова А.А., Паленный В.А. За жестовый язык! М., 2014. 

Билингвизм. Роль жестового языка в языковом и когнитивном развитии детей с нарушенным слухом: сборник статей / А. Маллабиу, З. Бойцова (ред.). СПб.: Реноме, 2017.

Дверь в большой мир: билингвистическое обучение глухих. М.: ВОГ, 2020.

Комарова А. А. Сообщество глухих и жестовый язык. М.: ВОГ, 2020.

Работы по этнологии

Базоев В. З., Паленный В. А. Человек из мира тишины. М: Академкнига, 2002.

Ресурсы

Корпуса и коллекции текстов

Корпус русского жестового языка
  • Корпус РЖЯ разработан в Новосибирском государственном техническом университете в ходе выполнения работ по проекту «Корпусное исследование морфосинтаксиса и лексики русского жестового языка» (грант РФФИ № 12-06-00231-а, рук. С.И. Буркова).
  • Корпус включает более 180 видеотекстов (ок. 85 000 словоупотреблений): 
    • спонтанную речь (монологи и диалоги);
    • тексты, записанные на основе стимульных материалов (пересказы мультфильмов, рассказ по картинкам);
    • материалы, полученные путем элицитации.
  • Видеотексты записаны от 40 носителей русского жестового языка – 19 мужчин и 21 женщины в возрасте от 18-ти до 63-х лет с разной степенью глухоты: глухих, слабослышащих и CODA. Бóльшая часть информантов в настоящее время проживает в Новосибирске (в прошлом некоторые из них длительное время проживали в других регионах Сибири: Томской, Кемеровской, Свердловской областях, Алтайском крае, Республике Алтай, Красноярском крае, Якутии, Бурятии, Хакасии и северо-восточной части Казахстана). Другая часть информантов постоянно проживает в Москве. 
  • Все тексты снабжены аннотациями, первично выполненными в программной среде ELAN.
  • Аннотации в онлайн-версии корпуса представлены на 4-х слоях: 1, 2) перевод на русский язык / условное обозначение мануального жеста для правой и левой руки соответственно, 3) перевод фразы на русский язык, 4) дополнительные пометы и комментарии.
  • В корпусе предусмотрены следующие возможности:
  • просмотр аннотированного видеотекста (с изменением скорости воспроизведения видеозаписи, повторного воспроизведения выделенного фрагмента); 
  • просмотр сведений об информантах (пол, возраст, степень глухоты, места длительного проживания, возраст и условия усвоения жестового языка);
  • сортировка текстов по метаданным (вид текста, место записи, обсуждаемая тема, год и месяц записи, данные информанта);
  • поиск лексем и грамматических показателей по аннотациям на выбранных слоях в отдельном файле или группе файлов, отсортированных по метаданным.

Другие электронные ресурсы

Видеословарь РЖЯ

Видеословарь РЖЯ на сайте словарей жестовых языков “Spreadthesign”. Поиск в словаре организован по принципу «от слова к жесту». Предусмотрена возможность алфавитного и тематического поиска. Словарь содержит перевод на РЖЯ более 14 тыс. слов и выражений русского звукового языка.

Видеословарь РЖЯ

Видеословарь русского жестового языка на сайте «Сурдосервер». Поиск в словаре организован по принципу «от слова к жесту». Предусмотрена возможность алфавитного и тематического поиска.

Административная и общественная поддержка

Административная поддержка

Всероссийское общество глухих (ВОГ)

Защита законных прав и интересов граждан Российской Федерации с нарушениями слуха, их социальная реабилитация и интеграция в современное общество, обеспечение равных с другими гражданами возможностей.

Общественная поддержка

Языковые активисты